Свято-Вознесенский Ново-Нямецкий Монастырь

Проповедь на Пре­об­ра­жение Гос­подне

Митр. Антоний (Сурожский)

(19 ав­густа 1990 г.)

Преображение Господне

Бы­ва­ет, что че­ловек, ко­торо­го мы зна­ли близ­ко, ко­торый ка­зал­ся зна­ком нам, зна­ем нам до са­мых глу­бин, вдруг пред­ста­нет пе­ред на­ми, ка­ким мы ни­ког­да его не ви­дели, ни­ког­да не чу­яли. Это бы­ва­ет, ког­да кос­нется нас до са­мых глу­бин от­кро­вение люб­ви, ког­да мы но­выми гла­зами ви­дим че­лове­ка, ви­дим его, как ви­дит Бог: во сла­ве, то есть си­яющий из его глу­бин об­раз Бо­жий, ко­торый обыч­но от нас как бы ута­ен, зак­рыт: и на­шей сле­потой и не­совер­шенс­твом че­лове­ка.

Но бы­ва­ет, что мы че­лове­ка уви­дим по-но­вому, ког­да его са­мого кос­нется та­кая глу­бина ра­дос­ти или та­кое го­ре, что из са­мых недр его вос­си­яет свет. Бы­ва­ет, что ра­дость че­лове­ка пре­об­ра­жа­ет, но бы­ва­ет, что пре­дель­ный ужас бо­ли, го­ря про­бива­ет­ся до са­мых недр че­лове­ка и си­яет об­ратно све­том, ког­да это го­ре, эта боль не со­еди­ня­ют­ся ни с го­речью, ни с мсти­тель­ностью, а ос­та­ют­ся в чис­то­те рас­пя­ти­ем че­лове­ка, ужа­сом, ко­торый его об­дал.

Из этих об­ра­зов мы мо­жем по­нять, что слу­чилось на Фа­вор­ской го­ре, ког­да Хрис­тос сто­ял меж­ду Мо­исе­ем и Или­ей – один пред­став­лял За­кон, дру­гой – всех про­роков – и бе­седо­вал с ни­ми о том, че­му над­ле­жит быть, о том, что идет Он те­перь на смерть, на рас­пя­тие по люб­ви Бо­жес­твен­ной и по Сво­ей че­лове­чес­кой от­да­че для спа­сения ми­ра. В этот мо­мент про­бил­ся Бо­жес­твен­ный свет, ох­ва­тил все Его ес­тес­тво, и от­ветно вос­си­яла Его че­лове­чес­кая при­рода, от­давша­яся до кон­ца Жи­вому Бо­гу на смерть.

И Его уче­ники тог­да уви­дели, Кто Он есть: Аг­нец Бо­жий, рас­пя­тый для спа­сения ми­ра еще до то­го, как соз­дан был мир. Для то­го что­бы вой­ти в это ви­дение, им на­до бы­ло са­мим при­об­щить­ся в ка­кой-то ме­ре то­му, что со­вер­ша­лось. Цер­ковное пре­дание го­ворит, что эти три уче­ника пред­став­ля­ли со­бой: один – ве­ру, дру­гой – лю­бовь, тре­тий – пра­вед­ность. И вот из глу­бин сво­его ес­тес­тва они уло­вили неч­то о со­вер­ша­ющем­ся, уви­дели свет, ко­торый лил­ся от Хрис­та на все ок­ру­жа­ющее, ко­торый де­лал Его одеж­ды бе­лос­нежны­ми, ко­торый па­дал на все ок­ру­жа­ющее, вы­зывая во всем от­ветную жизнь и от­клик. И они вош­ли во сла­ву Бо­жию, в то же об­ла­ко, ко­торое осе­няло Си­най­скую го­ру, ког­да Бог го­ворил с Мо­исе­ем, как с дру­гом Сво­им; и бы­ло так хо­рошо, дру­гого ни­чего не нуж­но бы­ло, кро­ме как быть пе­ред ли­цом сла­вы Гос­подней.

Но уче­ники не уло­вили при­чину, они не уло­вили, что толь­ко по­тому им так бы­ла от­кры­та сла­ва Бо­жия, что их Учи­тель, Гос­подь, Друг шел на смерть; им хо­телось ос­тать­ся в этой ра­дос­ти, ни­ког­да не от­лу­чать­ся от пре­об­ра­жен­но­го Хрис­та: но имен­но для этой раз­лу­ки и приш­ли Мо­исей и Илия бе­седо­вать о ней со Спа­сите­лем. И ког­да уче­ники за­хоте­ли ос­тать­ся, Хрис­тос им от­ве­тил: Нет!.. – и по­вел их в до­лину, с вы­сот Фа­вор­ской сла­вы в ужас зем­ной нуж­ды, зем­ной тра­гедии. Они там встре­тили от­ца, ко­торый от­ча­ял­ся в спа­сении сво­его ре­бен­ка; они зас­та­ли там дру­гих уче­ников Спа­сите­ля, ко­торые ни­чего не смог­ли сде­лать для от­ца с ре­бен­ком.

Календарь

Сегодня,
Чтения: